СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Восстановление конституционного порядка в Чеченской республике.

Чеченская Республика расположена на Северном Кавказе, территориально граничит со Ставропольским краем, Дагестаном, Грузией, Осетией, Ингушетией. 
Две трети республики — предгорье Большого Кавказа (средние высоты от 2500 до 3000 метров). Преобладающая область промышленности — нефтедобыча, нефтепереработка. Коренное население — чеченцы (самоназвание — нахчо), общаячисленность в Чечне по переписи населения 1970 года — 508,9 тысяч человек.Говорят на чеченском языке. Верующие — мусульмане-сунниты. Они относятся к коренному населению Северного Кавказа. Первоначально чеченцы жили в горах. а в XV—XVI веках они начали переселяться на равнину в долину Терека. До 1917 года по месту жительства чеченцы делились надве части: большую и малую Чечню. На равнинах основное занятие — земледелие, в горах — скотоводство, развиты домашние промыслы. За годы советской власти коренным образом изменилась культура чеченцев. Ликвидирована неграмотность, создана письменность, выросла интеллигенция, широкое развитие получили различные виды искусства и литература. 

5288462d048e0d3f60f64bb84cff6df4_XL_edited.jpg


История «независимой Чечни» начиналась как фарс. Летом 1991 года мир узнал о том, что некая,  часть Чечено-Ингушетии выходит из состава РСФСР и СССР и объявляет себя независимым государством п опознанием Чеченская Республика.
Так решил Общенациональный съезд чеченского народа, постановивший, что высшим органом власти в этом, не имеющем границ, государстве является исполнительный комитет во главе с его председателем, генералом в запасе Д. Дудаевым.

В начале сентября 1991 года вооруженные национальные гвардейцы Дудаева 
Силой захватили Здания Совета министров, радио- и телецентра. в затем. 6 сентября, ворвались в помещение, где шло заседание Верховного Совета, и взяли его штурмом. Таким образом, в Чечне был совершен государственный переворот. Был распущен ее Верховный Совет, и, в нарушение ряда статей Конституции РСФСР, 27 октября 1991 года были проведены незаконные выборы президента Чеченской Республики и депутатов Верховного Совета. 
Президентом Чечни был избран Джохар Дудаев, который своим указом от 1 ноября объявил Чечню независимым государством. B июне 1993 года Дудаев подавил оппозицию, штурмом взял мэрию Грозного, разогнал парламент и жестоко расправился со своими противниками. Вся Чечня была охвачена кровавыми разборками.
За три года нахождения у власти правительства Дудаева республика превратилась в криминальную зону. Развал милиции, прокуратуры, судов способствовал росту преступности. В 1992-1993 годах на территории Чечни совершалось ежегодно до 600 умышленных убийств, что в семь раз превышало показатели 1990 года. В 1993 году на Грозненском отделении железной дороги нападению подверглось 559 поездов, разграблено около 4000 вагонов. За восемь месяцев 1994 года было совершено 120 вооруженных нападений на поезда, в результате чего разграблению подверглись 1156 вагонов и 527 контейнеров. Убытки составили десятки миллиардов рублей(Российская газета. 1995 г. 3 февраля).
Постепенно Чечня становилась не только рассадником, но и экспортером преступности во все регионы страны.
На 1 декабря 1994 года были объявлены в федеральный розыск за совершение преступлений 1901 человек чеченской национальности.


Огромный ущерб российской экономике нанесла афера с чеченскими авизо, то есть с фальшивыми платежными поручениями чеченских банков, по которым преступники получали наличные деньги. Таким образом, ущерб государству с мая 1992 года составили 4 триллиона рублей(Российская газета. 1995 г. 3 февраля). Всего же в первой половине 1994 года в кредитно-финансовой сфере выявлено три тысячи хищений, ущерб составил 900 миллиардов рублей. Из числа преступников — 42% являются жителями Чеченской Республики, более 60% из них находятся в розыске(Российская газета. 1995 г. 3 февраля).
В Чечне процветало фальшивомонетничество. Всего изъято более 3,7 миллиардов рублей фальшивых денежных знаков(Российская газета. 1995 г. 3 февраля).
Разгул преступности и бандитизма приводил к нарушению элементарных прав человека. Люди были лишены защиты со стороны государства от преступных посягательств. Не было ни работы, ни зарплаты, не выплачивались пенсии и пособия.
В результате за три года нахождения Дудаева у власти из Чечни бежали около 200 тысяч человек, т. е. до 20% населения. Около половины проживающих здесь до1991 года русских также бежали и нашли пристанище в различных регионах России. Дудаев управлял ситуацией только в Грозном и в пяти километрах от него. Вся остальная территория управлялась кланами. И они творили по отношению к местному населению все, что хотели. 15 октября B Чечне начались бессудные расправы и аресты. А после 26 ноября — настоящие массовые репрессии, форменный геноцид по отношению к русским в Чечне, массовые депортации, отъем квартир, ограбления, убийства.

В отчаянии русские были вынуждены свои дома,стоимостью не менее 100 миллионов рублей, отдавать даром тем, кто соглашался перевезти их имущество в избенку какой-нибудь русской деревушки.

Осенью 1992 года Дудаев пригласил большую группу журналистов с целью опровергнуть появляющиеся в средствах массовой информации факты геноцида и массового бандитизма в Чечне. Журналистов возили по республике, стремясь доказать, что Чечня может жить без России самостоятельно. Среди журналистов был и Александр Сегень. Позже он напишет: «Я своими ушами слышал, как Дудаев говорил: “Нас один миллион. Русских сто миллионов. Каждый житель Ичкерии, прежде чем погибнуть, убьет сотню русских. И пусть нохчи исчезнут, зато вместе с ними исчезнут и русские! Миру станет легче дышать. Итак, война до последнего чеченца!”» (Российская газета. 1995 г. 3 февраля).
И это были не только угрозы. Чечня готовилась к войне с Россией, формировались полки, дивизии. В Грозном на базе израильского автомата «Узи» создается собственная модель «Борз» (по-чеченски «Волк»). 6 января 1993 года Дудаеву вручили его первый экземпляр.
Возросшее влияние национал-сепаратизма в Чечне угрожало еще неустоявшейся российской государственности. Воспользовавшись противоречиями, переросшими в открытое противостояние между высшими федеральными органами страны, Дудаев провозгласил и стал осуществлять идею выхода Чечни из состава Российской Федерации.
Федеральные власти пытались упорядочить обстановку в Чеченской республике, разрешить кризисную ситуацию политическими средствами. Однако их шаги небыли решительными, постановления и заявления носили уговаривающий характер.
Президент России Б. Ельцин в феврале 1995 года сказал: «Мы... тешили себя надеждой, что ситуация может разрешиться сама собой, что здесь возможен компромисс»(А. Сергень. броня горела, как дрова… //Традиционалист, №1, январь 2005). Однако эти надежды не оправдались. В этих условиях оставался единственный путь восстановления конституционного порядка в Чечне — разоружить бандформирования.

 

Возникла необходимость ввода частей вооружённых сил Российской Федерации на территорию Чечни.
Дело в том, что в 1991 году в Чечне насчитывалось более 120 промышленных и 140 сельскохозяйственных предприятий. Добывалось свыше 3,5 млн тонн нефти, производилось 6% автомобильного бензина и дизельного топлива России. Более того, практически все общенациональное производство авиационных масел (92%) было сосредоточено в Грозном. Чечня была могучим перерабатывающим узлом нефтехимического комплекса России.
Нефтяные месторождения Чечни к концу 1994 года валовой национальный продукт республики сократился более чем на 70%, производство продовольственных товаров — более чем вдвое. Наполовину сократилась добыча нефти, а объем её переработки упал с 18 млн тонн до минимума(Российская газета. 1995 г. 17 февраля).
B то же время через Чечню шел поток незаконного экспорта нефти. Миллионы долларов пополнили состояния главарей кланов, пошли на закупку оружия.
Большие потери несла Россия, оттого что товаропотоки приходилось направлять в обход Чечни, что значительно удорожало перевозки. Как видно, федеральная власть не признавала законность правительства Дудаева, однако силовых мер не применяла 10 самого последнего времени. Тем не менее, становилось ясно, что ждать больше нельзя. И решение на применение воинских частей и подразделений было принято.

9 декабря 1994 года Президент Российской Федерации Б. Ельцин издает Указ «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта», в котором говорится:

«Совет Безопасности Российской Федерации констатировал наличие незаконных вооруженных формирований, деятельность которых в течение продолжительного времени вызывает кровопролитие, уносит жизни и нарушает права граждан Российской Федерации в Чеченской Республике и некоторых районах Северного Кавказа Российской Федерации.
В соответствии с частью 5 статьи 13 Конституции Российской Федерации на территории России запрещена и находится вне закона деятельность, направленная на нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание национальной и религиозной розни.
На основании статьи 80 Конституции Российской Федерации постановляю:
1. Поручить Правительству Российской Федерации в соответствии с пунктами «д» и «е» статьи 114 Конституции Российской Федерации использовать все имеющиеся средства для обеспечения государственной безопасности, законности прав и свобод граждан, охраны общественного порядка, борьбы с преступностью, разоружения всех незаконных вооруженных формирований.
2. Настоящий Указ вступает B силу со дня его опубликования»(Российская газета. 1994 г. 9декабря).


Указ был опубликован в день подписания, а 11 декабря 1994 года Борис Николаевич Ельцин обратился к воинам России: «Сегодня, 11 декабря 1994 года, на территорию Чеченской Республики введены подразделения войск Министерства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации. Действия Правительства вызваны угрозой целостности России, безопасности ее граждан как в Чечне, так и за ее пределами, возможностью дестабилизации политической и экономической ситуации...
Воины России! Знайте, что, выполняя свой долг, защищая целостность нашей страны и спокойствие ее граждан, вы находитесь под защитой Российского государства, его Конституции и законов» 
(Красная звезда. 1994 г., 11 декабря) .

Боевые действия в Чеченской Республике протекали в очень сложных условиях. Большое влияние на ход боевых действий оказывали физико-географические и природно-климатические условия. Дорожная часть развита недостаточно, особенно в горных районах. Речная сеть развита неравномерно. Преобладает сеть небольших рек и каналов. Местность местами болотистая. Источники воды имеют большую бактериологическую зараженность. Воду в пищу использовать нельзя из-за вероятности возникновения массовых желудочно-кишечных заболеваний. Кипячение воды не дает положительных результатов, особенно в горах, из-за больших высот (вода закипает при температуре ниже 100 градусов по Цельсию). Летом температура воздуха достигает +40 градусов, зимой — 20 градусов по Цельсию. Характерны частые туманы и дожди. В горах глубина снежного покрова достигает одного метра, возможны частые сходы лавин. Наблюдается резкое колебание суточной температуры в горах и на равнине.

Первыми начали боевые действия летчики. В сентябре 1994 года над Чечней появляются российские боевые самолеты и вертолеты. Первоначально это были четыре довольно изношенных боевых вертолета Ми-24, пилотируемых пилотами-наемниками, заключившими контракты с Временным советом Чеченской Республики, руководящим органом антидудаевской оппозиции, позже количество вертолетов увеличилось, а также добавились боевые штурмовики Су-25. Действовали эти «неопознанные» вертолеты весьма успешно. Так, 30 сентября, 25 октября и 25 ноября они совершили налеты на контролируемые Грозным аэродромы, уничтожив и повредив на земле несколько дудаевских самолетов и вертолетов. 10 октябряМи-24 нанесли удар по отрядам генерала Дудаева, а 23 ноября совместно с Су-25 — по месту дислокации чеченского танкового полка в Шали, уничтожив 21 танк,4 БТРа и 201 боевика.


26 ноября 1994 года сформированное на скорую руку ополчение антидудаевской оппозиции начало поход на столицу Чеченской Республики город Грозный. Для поддержки чеченской оппозиции было завербовано немало российских военнослужащих, которым была обещана лёгкая и молниеносная победа, а главное — хорошее вознаграждение. Роль ударного отряда отводилась чеченским формированиям Руслана Лабазанова и Беслана Гантемирова, поссорившихся с Дудаевым его бывших сподвижников.
Предполагалось, что после взятия Грозного будет сформировано правительство, которое задним числом легализует ввод российских войск в Чечню. Однако разработчики операции не представляли, с чем им придется столкнуться. Верные Дудаеву чеченские войска без особого труда разгромили разношерстное ополчение. Провал операции послужил началом драматических событий.
Очевидно, победу Дудаева Ельцин расценил как пощечину. 29 ноября 1994‚ года Ельцин обратился к чеченским лидерам с требованием распустить вооруженные формирования, угрожая в противном случае ввести чрезвычайное положение. Одновременно президент издал указ, предписывающий чеченцам сдать оружие к 15 декабря, что было практически нереально. Но о реальности и осуществимости сроков в Москве нектоне беспокоился. Собравшийся 29 ноября под руководством Ельцина Совет безопасности одобрил подготовленный в недрах президентского аппарата план использования армии против мятежной республики.
Дальше события развивались молниеносно. Уже 1 декабря 1994 года начались авианалеты на военные объекты на территории Чечни. Одновременно почти два полка штурмовиков в течение 4—5 минут ракетно-бомбовым ударом уничтожили все самолеты L-29, L-39, МиГ-17, МиГ-15 УТИ и Ан-2 на аэродромах Калиновская и Ханкала. Во второй половине дня был атакован аэродром Грозный-Северный, и здесь штурмовики уничтожили всю оставшуюся авиацию Чечни, в том числе личный самолет Дудаева. При этом летчики бомбили так, чтобы был нанесен минимальный ущерб взлетно-посадочным полосам, и для их ремонта потребовалось бы минимальное время.
   Всего же, B ходе бомбардировок трех аэродромов, было уничтожено 266 самолетов ВВС Чеченской Республики. В этот же день были нанесены бомбово-штурмовые удары по укреп району Катаяма в северно-западном пригороде Грозного, а 2 декабря начались удары по пригородам Гудермеса, Шали и аэродрому ДОСААФ.

11 декабря, за четыре дня до истечения срока ультиматума, российская армия тремя колоннами двинулась в Чечню.
В первый же день и появились первые пленные. Одиннадцатого декабря 1994года батальон подполковника Виталия Серегина в составе Шумиловского полка оперативного назначения внутренних войск двигался колонной по дороге от Xaca-вюрта к чеченской границе. Полк, охраняя важные объекты и поддерживая общественный порядок B населенных пунктах вдоль шоссе, должен был обеспечивать ввод B Чечню танкового корпуса генерала Льва Рохлина. По численности батальон был чуть больше роты — 120человек.
Командиры боевиков хорошо просчитали ситуацию. Они понимали, что русские солдаты не будут стрелять по женщинам с грудными детьми, окружившим колонну бронетранспортеров. Возможно, боевики знали, что полк получил приказ: «Огонь не открывать!» Дагестанская милиция B это время самоустранилась от конфликта между Чечней и Россией и не мешала боевикам.
У подполковника Серегина было два выхода: пролить кровь мирных жителей или сдаться в плен, надеясь на помощь своих или на политическое разрешение конфликта.
Боевики, прикрываясь толпами женщин и детей, захватили B плен 58 солдат и офицеров батальона, в том числе и подполковника Серегина. Предчувствуя трагический поворот событий, он сделал все, чтобы K боевикам не попало тяжелое оружие его батальона. Успел сообщить о ситуации командиру полка. Тот послал помощь — пропагандиста с громкоговорителем. Пропагандист разделил участь своих товарищей.
Пленных отвели в школу Хасавюрта. Офицеров держали отдельно.

«B час ночи, откуда ни возьмись, вдруг приезжают корреспонденты ОРТ, Си-эн-эн, потом НТВ, — вспоминает Виталий Серегин. — И стали нас снимать, расспрашивать, зачем мы сюда приехали. Мы отвечали, что прибыли охранять важные государственные объекты на территории Дагестана. — Корреспонденты российских телекомпаний быстро примчались на приглашение боевиков снять первых пленных, но никто из них не рассказал о месте их нахождения российскому командованию, чтобы то могло предпринять попытку их освобождения. — Около шести утра двенадцатого декабря нас подняли. Вижу, на улице стоят две „Волги“ и иномарка. Нас, восьмерых офицеров, посадили в машины. Вокруг стояли чеченцы 6 форме президентской гвардии, увешанные оружием. И повезли нас из Хасавюрта в сторону Чечни по трассе Ростов-Баку. Проехали мимо места, неподалеку от которого находился командный пункт нашего полка. Кто-то нас должен спасти! Наши стоят, копошатся вдали...».

Чеченцы совершенно открыто провезли пленных по дороге, вдоль которой недалеко стояли подразделения полка. Никаких наших блокпостов не было. На границе с Чечней стоял дагестанский OMOH. Милиционеры не проверили кавалькаду машин с вооруженными людьми и спокойно подняли шлагбаум.
Пленных привезли в Грозный и поместили в подвале библиотеки рядом с Домом правительства Чечни. Пленных посетил Аслан Масхадов. Началось дознание, чеченские прокуроры завели дела, а через несколько дней российские войска начали штурм Грозного. Тут уж было не до разбирательств.
Подвал стал пополняться пленными из Майкопской мотострелковой бригады, которая первой вошла в Грозный вечером 31 декабря.


«За ночь привели двадцать четыре человека, в основном танкистов, —вспоминает Виталий Серегин, — из них человек шесть-восемь — раненые. У меня был фельдшер, который оказал им первую помощь. Одного лейтенанта чеченцы стали допрашивать, и он рассказал, что из своего БМИП сделал сто выстрелов. Чеченцы вывели его и расстреляли. Был среди пленных штурман вертолета. Тоже расстреляли бы запросто. Мы посоветовали ему говорить так: отказался бомбить и был направлен в наказание в пехоту, так и попал в плен. Несколько дней относительного затишья, а потом — новый штурм. Пленных в подвале прибавилось. В Рождество к нам пришел батюшка, — говорит Серегин. — Спрашиваем его: „За какие грехи мы здесь? Людей не убивали, не калечили “. — „Крест божий!“ Потом пришли правозащитник Сергей Ковалёв, кто-то из «Яблока", похожий на Ленина. Опять снимали на видеокамеру. Правозащитники говорили, что нечего нам было сюда приходить. Кинули нам по пачке сигарет, да и то неполные Ковалев предлагал подписаться под петицией о прекращении войны. Я отказался», — вспоминает Серегин. Кольцо российских войск вокруг дворца Дудаева сжималось, и пленных перевели в подвал этого здания. «Здесь нас было семьдесят шесть человек. Из них шестнадцать — офицеры, прапорщики и контрактники. Я был старшим по званию, все меня слушались. Хлеб иводy делили поровну, следил, чтобы раненые поели. Каждую ночь к нам на артиллерийском тягаче приезжали солдатские матери, искали своих сыновей среди пленных и забирали, если находили. Я попросил одну женщину переслать домой записку, что я жив. Отказалась. Потому что я офицер, а не солдат. Семнадцатого января боевики, защищавшие дворец Дудаева, начали одеваться в марлю, готовиться к прорыву. Пленных разделили на группы и заставили нести раненых и убитых чеченцев. Мне досталось нести «жмурика». Вышли из дворца — никто не стреляет, — продолжает Серегин. — Ушли за Сунжу. Как можно было не заметить три сотни людей, уходящих из дворца в разных направлениях ?..»

Российские войска заметили прорвавшихся, но поздно. Постреляли вдогонку. Догонять не стали. Еще несколько дней пленные и охрана, а сними и штаб Масхадова находились в черте Грозного, в какой-то больнице. Там всех пленных солдат разобрали матери. Чеченцы освобождали их тогда охотно. Отпущенные из плена российские солдаты были информационным оружием Мовлади Удугова, этого чеченского Геббельса.
Подполковника Серегина и майора Дедегкаева вскоре отделили от этой группы пленных, и они оказались в роте охраны президентской гвардии Дудаева. Чеченцы переезжали с пленными с одного места на другое.
«Видел, как наши вели бой за Аргун. Несколько раз приходилось видеть Масхадова и Басаева, — вспоминает Виталий Иванович Серегин. — Возили в Шали, Ведено. Здесь нас бил каждый желающий, дней восемь подряд. Отольют водой и снова бьют. Предлагали перейти к ним на службу. Особенно били пацаны 13—15 лет, это настоящие зверьки. Но не так тяжело было физически — дадут пару раз, и теряешь сознание, как морально, выслушивать оскорбления» (Киселев В.П. Нижегородцы на чеченской войне. Сборник статей. Нижний Новгород, 2000 г.) .(Виталий Серегин, пробыв в плену девять месяцев, был обменен на пленного чеченца 19 августа 1995 года. Олег Дедегкаев был передан представителям российских войск чеченской стороной 11 августа 1995 года. Его не смогли сломить ни физически, ни морально. Но организм человека не беспределен. Восстановиться после перенесенных истязаний майор Дедегкаев не смог. Он умер через несколько месяцев после возвращения. — В.К.)


17 декабря 1994 года Б. Ельцин издал указ «О восстановлении Федеральных территорий органов исполнительной власти на территории Чеченской Республики».
Видя реальную угрозу со стороны Чечни, лидеры северокавказских республик (кроме президента Ингушетии Руслана Аушева) подписали письмо Б.Н. Ельцину с требованием навести «конституционный порядок» в Чечне. Это и еще то, что в ближайшем окружении президента России было немало сторонников силового решения чеченской проблемы, повлияло на принятие окончательного решения Москвы.
Решение на ввод войск в г. Грозный было принято на заседании Совета безопасности Российской Федерации 26 декабря 1994 года. Это было вызвано тем, что основной состав группировки незаконных вооруженных формирований, значительное количество вооружения и боевой техники к этому времени были сосредоточены в Грозном. Здесь же находились и основные запасы оружия и боеприпасов. Незаконные вооруженные формирования, несмотря на неоднократные обращения к ним о прекращении сопротивления, продолжали упорные боевые действия, осуществляя частичный организованный вывод своих подразделений на заранее подготовленные базы на юге республики. Особое внимание сторонниками Д. Дудаева было уделено обороне Грозного, где с учетом отходящих сил и средств вооруженное сопротивление оказывала группировка общей численностью около 9—10 тыс. человек (без учета сил народного ополчения). На ее вооружении находилось до 25 танков, 35 единиц БМП и BTP, 1o 80 орудий наземной артиллерии (в основном 122-ммгаубицы Д-30).

Для обороны Грозного чеченским командованием было подготовлено три оборонительных рубежа: внутренний — радиусом от 1 до 1,5 км вокруг президентского дворца; средний — на удалении 10 1 KM от границы внутреннего рубежа в северо-западной части города и до 5 км в его юго-западной и юго-восточной
частях; внешний рубеж проходил в основном по окраинам города и был вытянут в сторону Долинского.


На внутреннем рубеже оборона чеченских формирований основывалась на созданных сплошных узлах сопротивления вокруг президентского дворца с использованием капитальных каменных строений. Нижние и верхние этажи зданий были приспособлены для ведения огня из стрелкового оружия и противотанковых средств. Вдоль проспектов Орджоникидзе, Победы и улицы Первомайская были подготовлены позиции для ведения огня артиллерии и танков прямой наводкой.
Основу среднего рубежа обороны составляли опорные пункты в начале Старопромысловского шоссе, узлы сопротивления у MOCTOB через реку Сунжа, в микрорайоне Минутка, на улице Сайханова и подготовленные K подрыву или поджогу нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы им. Ленина и Шерипова, а также химический завод.
Внешний рубеж обороны состоял из опорных пунктов на автомагистралях Грозный — Моздок; Долинский — Катаяма — Ташкала; в пригородах г. Грозный: Нефтянка, Ханкала и Старая Сунжа — на востоке и Черноречье — на юге.
Таким образом, характер подготовки Грозного к обороне позволял сделать вывод о том, что Д. Дудаев и его сторонники не пойдут на добровольную сдачу оружия и роспуск незаконных вооруженных формирований. В связи с этим, в целях выполнения требований указов Президента, постановлений Правительства и решений Совета безопасности, у командования Объединенной группировкой федеральных войск оставался единственный путь — овладение Грозным и разоружение незаконных вооруженных формирований Д. Дудаева и иностранных наемников, прежде всего, в столице Чеченской Республики.

К концу 1994 года войска с трех сторон приблизились к Грозному. Но чем ближе был 1995 год, тем ярче разгоралось по всей Чечне пламя войны. Каждый шаг становился все труднее. Мосты через Сунжу, на востоке на подступах к Гудермесу, на западе на подступах к Грозному были взяты ценой тяжелых боев, ценой гибели молодых солдат и офицеров. Они гибли за Родину, понимая, что здесь в Чечне установлен антироссийский, античеловеческий режим. Потому что здесь, в рабстве у новых рабовладельцев томятся тысячи наших соотечественников, обманутых или захваченных силой. И еще потому, что народ Чечни, ставший нам братом, дудаевцы захотели превратить в лютого волка, в ненавистного врага. Бойцы и офицеры шли в бой, спасая товарищей, проявляя героизм, выполняя свой воинский долг. Еще 1o штурма Грозного присваивались звания Героя России, как, например, рядовому Евгению Остроухову, который, обгорая, отстреливался в пылающем БТРе, прикрывая своих.
С принятием решения на овладение г. Грозный началась тщательная подготовка операции. Осуществлено ее планирование, проведены мероприятия по организации взаимодействия и практической подготовке войск. В результате перегруппировки и усиления войск, проведения ими демонстративных действий, захвата господствующих высот и важнейших рубежей, перекрывающих подходы резервов противника, город к 30 декабря был блокирован с северного, западного и восточного направлений. К исходу 30 декабря войска Объединенной группировки заняли исходные районы для овладения г. Грозный.

 
Боевые действия за овладение городом начались 31 декабря 1994 года

В 6.00 на северном направлении начали выдвижение к городу два штурмовых отряда группировки войск «Север», в которые входили 1-й и 2-й мотострелковые батальоны 81-го мотострелкового полка 90-й танковой дивизии и один штурмовой отряд группировки войск «Северо-Восток» в составе мотострелкового батальона 255-го мотострелкового полка 20-й мотострелковой дивизии. К 13.00 1-й мотострелковый батальон 81-го мотострелкового полка вышел к железнодорожному вокзалу и занял его, а в 15.00 2-й мотострелковый батальон этого полка блокировал президентский дворец. Практически без сопротивления со стороны боевиков штурмовые отряды от 255-го мотострелкового полка и 68-го отдельного ракетного батальона 20-й мотострелковой дивизии, наступая вдоль реки Сунжа, вышли K мосту через нее восточнее площади Орджоникидзе и блокировали этот район.
Решением командующего группировкой войск «Север» с целью наращивания усилий на направлении B город, была введена 131-я отдельная мотострелковая бригада — резерв командующего группировки «Север». Не встретив организованного сопротивления со стороны боевиков Дудаева, 1-й и 2-й мотострелковые батальоны, 131-й отдельной мотострелковой бригады вышли В район железнодорожного вокзала и также заняли его.

На западном направлении штурмовой отряд OT 693-то мотострелкового полка19-й мотострелковой дивизии группировки войск «Запад» в 7.30 начал выдвижение. В 16.00 подразделения полка вместе с отдельным разведывательным батальоном дивизии с боем ворвались в город, В последующем, наступая в направлении президентского дворца, K 18.00 вышли в район центрального рынка города, где были
блокированы боевиками со всех сторон. Связь с полком K этому времени была утеряна, под огнем боевиков полк начал выход‚ M3 города и к 24.00 занял круговую оборону в парке им. Ленина. В течение ночи 1 января 693-й мотострелковый полк под артиллерийским обстрелом отражал атаки боевиков, B одной из них утром принимал участие полк особого назначения МВД Чеченской Республики.
Бойцы «Скорпиона», подразделения спецназа одного из полков МВД, вспоминали, как их БТРы заманивали во дворы, и там расстреливали из гранатометов со второго и третьего этажа.

Настоящим героем первых дней войны стал генерал-лейтенант Лев Рохлин, который был назначен командиром Северной группировки федеральных войск в Чечне. Он лично вел за собой солдат и офицеров, шел под шквальным огнем противника. Его штаб размещался на территории консервного завода. Генералу  Рохлину выпала тяжелая доля — на месте, в огне и дыму, исправлять ошибки тех, кто бросил их в это пекло.


Сводный парашютно-десантный полк 76-й воздушно-десантной дивизии и сводный парашютно-десантный батальон 21-й отдельной воздушно-десантной бригады 31 декабря наступали в направлении Андреевская Долина и к 13.00 вышли на рубеж по южной опушке Андреевской Долины, где под воздействием огня незаконные вооруженные формирования боевиков перешли к обороне.
Таким образом, 31 декабря в центр города вошли подразделения только группировок войск «Север» и «Северо-Восток». Именно это обстоятельство позволило боевикам сконцентрировать основные усилия против 131-й отдельной мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка. Учитывая оперативное положение и значимость потери ключевых позиций в городе, на восстановление утраченного положения Д. Дудаев бросил самые лучшие свои силы — «абхазский» и «мусульманский» батальоны, бригаду специального назначения, боевики которых в течение суток атаковали 131-й ОМСБр и 81-й мотострелковый полк, огнем артиллерии, минометов и ПТС пытались уничтожить подразделения
наших войск. Наши солдаты и офицеры выдержали этот шквал огня и атак и нанесли значительный урон боевикам.
Всю первую неделю Нового года шли тяжелые бои, и все — на сухом пайке, в полуголодном, полуобморочном состоянии. Этот страшный, позорный январь стал одновременно и героическим — наши солдаты иофицеры доказали, что дух русского чудо-богатыря жив. Лишь 7-го января бойцы, сражающиеся на улицах Грозного, получили горячую пищу.


Тот, кто выжил в этой кровавой мясорубке, никогда не забудет новогоднюю неделю 1995года. Каждый шаг к эпицентру боев — президентскому дворцу — давался приложением неимоверных усилий, кровью и жизнями.
В эти страшные январские дни в Грозный прилетел певец Юрий Шевчук. Он выступал перед бойцами, не страшась смерти и уезжая, сказал: «Ребята! Я готов перед вами на коленях стоять! Таких, как вы, я нигде нe видел!» (А.Сегень. Броня горела, как дрова... //Традиционалист, январь 2005, № 1, с.5.)
Однако, штурм Грозного открыл многим глаза на суть проблемы, и не только находящимся в боевых порядках, но и в штабных кабинетах в Москве. Впервые представители высшего генералитета отважились открыто выступить против войны и способов ее ведения. Первый заместитель командующего Сухопутными войсками генерал-полковник Эдуард Воробьев предпочел подать в отставку, но не брать на себя ответственность за кровопролитие. Отставка Воробьева подтвердила, что в российской армии есть люди с честью и пониманием воинского долга. С резкой оценкой действий министра обороны и косвенно самого президента выступили некоторые заместители Грачева, в первую очередь генерал-полковник Борис Громов, который говорил: «Афганский опыт должен был нас научить чему-то. Например тому, что решаясь на военные действия, нужно подумать обо всех особенностях региона... Все говорит о том, что решение о войне в Чечне было принято спонтанно» (Moskow News, 1995, № 2)
Причинами первоначальных неудач в боях за город явились: нерешительность командного состава западной и восточной группировок войск, низкаяморально-психологическая подготовка и недостаточная обученность личного состава.. (продолжение следует)